Основы здорового питания


главная

Винников Л.И.
+7(916)126-26-52
контакты контакты

 
   
 

 
 

содержание

занятия

анекдоты

статьи

отзывы

преподаватель

 
 
 

 

обратно к списку статей

О здоровом питании

Сидят два ковбоя в баре. Заходит лошадь на задних ногах, хорошо одетая, в шляпе. Приближается к стойке и человеческим голосом заказывает пива с лимоном. Бармен, не моргнув глазом, наливает. Лошадь выпивает, расплачивается и уходит. Один из ковбоев лениво говорит другому: «Ну и чудеса, Джон, ты когда-нибудь видел такое, - чтобы пиво с лимоном пили, а?»



С детства мечтал заниматься чем-нибудь вроде бокса или каратэ и быть здоровым. Не в том смысле, чтобы не болеть, это само собой, болел я регулярно по осени, весне, зиме, да и летом тоже. А в том, что мне весьма не нравилось постоянно убеждаться в жизненности уличного принципа «бью любого, кто ниже ростом». Я был ниже ростом. Почти всех. Исключение составляли некоторые девочки. В спортивных секциях, куда меня направляли родители для «моей же пользы», типа фигурного катания или плавания, я долго не задерживался. Достаточно мне было элементарно научиться там хоть что-то делать, - надоедало, так как сильней (в том смысле, чтобы лучше драться, это подразумевалось в первую очередь) я не становился. А другой пользы от занятий спортом я, как принципиально низкий ростом, не видел.

Наконец меня, четырнадцатилетнего, по блату попытались устроить в одну из первых тогда секций каратэ стиля «Сэньэ», под руководством знаменитого Тадеуша Касьянова. Тадеуш принимал меня лично, доволен не остался. Хотя под давлением авторитета блата принять тоже не отказался. Однако меня обуяла завышенная самооценка, я хотел, чтобы мной были безоговорочно довольны. Посему, из ложной гордости, в «Сэньэ» не пошёл.

Следующие полгода прошли под девизом «я - самбист». В клубе «Конструктор», который я выбрал, как альтернативный «Сэньэ» («самбисты - каратисты»), блат не требовался, зато потребовалось кое-что другое. То, с чем я столкнулся в первый, но дааалеко не в последний раз в своей жизни.

Будучи по натуре энтузиастом, я сагитировал стать великими самбистами весь двор. Практически все мои друзья-соседи были физически крепче меня. Отбирали нас просто. Мы надели спортивные костюмы и влились в общую тренировку. Дело было в апреле, группа тренировалась с сентября, все уже давно привыкли к нагрузкам. Мы же почти сразу «сдохли» на мощной самбистской разминке. В строю по росту я оказался разлучённым с товарищами, а от резко нахлынувшей усталости перестал их замечать. Последние сантиметры, прежде чем сдаться и уже больше не двигаться (при всём желании не отставать), я преодолел судорожным ползком, отчаянно цепляясь ногтями и даже зубами за соединительные швы борцовского ковра. После чего впал в ступор от сильного кислородного голодания. И лежал, задумчиво глядя на неровности в голубой дерматиновой поверхности мягкого пола. Тренер подошёл ко мне и вывел из этого состояния, рывком подняв за плечи и, как буратину-мальчика-из-полена, поставил на ноги. После чего велел присоединиться к друзьям, сидящим в стороне на скамеечке. Было понятно, что ни о каком самбо речь уже не идёт. Огласили приговор. Принят не был никто, кроме:меня. Оказалось, что тренеру понравилось моё упорство обречённого. Все остальные кандидаты в грозные борцы как устали, так вполне логично прекратили тренировку и сели на скамью.

Это состояние я запомнил на всю жизнь. Не сдаваться, цепляясь даже ногтями и зубами, пока не «вырубишься».

Самбо я прозанимался шесть-семь месяцев, после чего бросил, как и все предыдущие начинания.

В секцию каратэ «Киокусинкай», к тому времени уже подпольную, я попал в девятнадцать лет. Тренировки там были куда более зверские, чем в самбо, по четыре с половиной часа. С первой меня, разумеется, вынесли. Но не выгнали. Я уже умел бороться с самим собой. Сил не хватало, и для скорейшего увеличения почти отсутствующей мышечной массы я стал посещать качалку в «Лужниках».

Отмахав конечностями и оттягав железок несколько месяцев, я вообразил себя шибко здоровым. И на студенческие каникулы устроился работать в аэропорт «Внуково» грузчиком чемоданов. По тяжести работёнка была вполне сравнима с тренировками, но я-то был крут, чего уж там. Да и деньги для студента были роскошные: 500 - 600 рублей в месяц мои родители с трудом зарабатывали вдвоём, работая каждый на полторы ставки.

На покраснение мочи я поначалу просто не обратил внимания. Возможно, для будущего врача такая невнимательность непростительна, но я к тому времени закончил всего ничего два курса. Клинических дисциплин ещё не проходил, опыт работы имел только санитарский. Зато моя мама, терапевт приемного отделения, забила тревогу и погнала меня по врачам. Ближайший семестр я сдавал различные анализы мочи чаще, чем зачёты и коллоквиумы.

В конце концов, меня уложили на обследование в больницу в отделение знаменитой во всём мире, кроме у себя в СССР, профессора Марии Ратнер. И ещё до постановки диагноза мне строжайше было запрещено есть белковую и солёную пищу. Под определение которой попадало всё, что, на мой взгляд, можно было с аппетитом слопать. То что оставалось, было невкусно. Я же был приучен родителями, которые отлично готовили, особенно мама, есть очень вкусно, много и разнообразно. Пожалуй, единственное, на чём мои скромные врач-и-инженер-родители никогда не экономили, была еда. Наш обычный обеденный стол ничем не отличался от праздничного. Ведь всеми людьми, независимо от взглядов на жизнь, профессии и социального положения, тогда считалось, что много, разнообразно и деликатесно жрать очень полезно для здоровья.

Через два месяца отворачивания носа от незатейливой диеты под кармическим номером семь и буквой «Б», я скинул килограмм восемь. К этому времени уже прояснился диагноз. По разным моим учебникам выходило, что болезнь закладывается при наличии хронической инфекции, медленно зреет, а потом «вылезает» в экстремальной для организма ситуации. Развивается в среднем в течение десяти-пятнадцати лет, после чего наступают недостаточность, аппараты-заменители органов, их возможная пересадка, которой даже при положительном исходе надолго не хватит. И отход в мир иной, якобы несравненно лучше этого. Утверждение о таком превосходстве мне тогда представлялось весьма спорным.

После благоухания здоровьем и культуристическо-каратистской радости существования инвалидность с унылой едой и печальным исходом не казались мне достойной перспективой. Однако никакая другая жизнь пока не светила.

Что такое экстрасенсы и прочая альтернативная медицина я себе представлял по слову «Джуна» и связанными с ним легендами. И не более того.


***

О том, что с помощью диеты можно опровергнуть приговор официальной медицины, я впервые узнал в санатории, в маленьком туркменском городке. Где был вынужден проводить каждое лето, так как на тот момент «санаторно-курортное климатическое» лечение было единственной рекомендацией. Байрам Али оказался наводнён теми, кто в своё время очутился в таком же, как и я, состоянии, но с гораздо более тяжёлой формой заболевания. Отпущенный им срок созревания до отхода в рай был куда короче моего. С чем эти люди были так же, как и я, не согласны (хотел бы я видеть, кто может легко согласиться с таким положением вещей).

Так я впервые увидел людей, которые вообще не ели мясной пищи, не употребляли соль и поменяли Ленинград или Свердловск на Байрам Али, как ПМЖ. Последнее обстоятельство казалось мне, снобу-тонкому-ценителю-преимуществ-столичной-жизни, особенно невыносимым. Но наградой за мучения (мучения с моей, опять же, точки зрения) была долгая и здоровая, вопреки учебникам, жизнь.

С одной древней старушкой я познакомился на улице, ведущей к рынку. Мне было предписано каждое утро совершать моцион до базара и съедать там арбуз. Через неделю ежедневных прогулок я заметил иссохшую бабульку, возраст которой поддавался определению с трудом. Каждое утро она стояла у забора и спекулировала жевательной резинкой московского производства. Я поинтересовался ценой и возможностью мелкооптового сбыта продукции- землячки. Разговорились. Оказалось, что бабушка ни много, ни мало - профессор какой-то там науки. Заболела, причём очень тяжело, ещё до войны. Истощённую, жёлтую и отёкшую, на носилках, её привезли в Байрам Али умирать. Родственники нашли репрессированного ссыльного врача-поляка и попросили присмотреть за умирающей. Принять, что называется последний выдох, похоронить и сообщить им, где могилка её. После отъезда скорбящей семьи доктор стал кормить несчастную только овощами, фруктами и крупами. Не давая заодно ничего солёного, сладкого и мучного. Через год страшный, заживо разлагающийся полутруп превратился в цветущую стройную молодую женщину (мне продемонстрировали фотографию). А спустя некоторое время она вышла за своего спасителя замуж и прожила с ним счастливо вплоть до его кончины еще лет сорок.

На день нашего знакомства ей было около девяноста. Старая дама была бодра, худощава, сама вела дома хозяйство, почти каждый день неторопливо преодолевала по жаре пару километров до базара. До обеда отстаивала в тени изгороди, знакомя народ с продукцией московской кондитерской фабрики и прибавляла весомый кусок к пенсии. Впоследствии я познакомился со многими людьми с похожей судьбой.

Мне очень хотелось выздороветь, но так же очень не хотелось бросать институт и жить в Байрам Али. Уж лучше жизнь инвалида, чем такая пыльная скука на жёсткой скамейке летнего кинотеатра с вечноиндийским фильмом на экране, думал я. Поскольку сам ещё находился в приличной для моего заболевания форме, только физические нагрузки были запрещены, а так - ничего, терпимо. Перспектива, описанная в учебниках, и неоднократно виденная мною на чужих примерах в больнице, казалась туманной. Мысли о ней прогонялись при первом же появлении.

Ежелетнее пребывание в санатории какое-то время благотворно сказывалось на здоровье. После отдыха месяца три-четыре анализы были вообще чистыми. Затем, конечно, вся дрянь возвращалась. Тогда я начинал активно помогать всем желающим друзьям косить от армии и военных кафедр, сдавая за них анализы мочи. Благо необходимый набор элементов крови и белков в моей урине всегда присутствовал.

В институте до болезни я хорошо учился. Стать врачом мечтал, сколько себя помнил, не проходя обычный для несознательного возраста этап космонавта и продавца мороженного. Санитаром в больнице начал работать ещё в школе, в шестнадцать лет, только получив паспорт. Поступал два раза, занимаясь с четырьмя репетиторами (даже по литературе!) параллельно с работой.

После болезни что-то случилось. На место так называемому хладнокровному профессиональному состраданию, которое в нас воспитывали и иногда доводили вплоть до цинизма, пришло неконтролируемое личное. Каждое заболевание, которое мы видели в отделениях при кафедре, я воспринимал, как своё. Каждый неизлечимый больной был я сам. Я умирал с каждым умирающим и мучился с каждым страдающим. У меня стало развиваться чувство безысходности. В принципе, оно могло бы развиться и раньше, ещё тогда, когда я худел в больнице. Но именно сейчас, когда я стал, как врач (условно, конечно, в качестве студента) принимать ответственность за чужую жизнь, я не признавал никакого другого исхода, как полное выздоровление. Любой иной вызывал у меня резкие внутренние неприятие и протест. Учиться я стал хуже, хотя ниже уровня, за которым оставляют без стипендии, никогда не оказывался. Появилось сильное увлечение в виде дискотеки, которое переросло в почти профессиональное занятие, и занимало большую часть свободного от института и больниц времени. На шестом курсе я уже твёрдо знал, что врачом не стану. Хотя «госы» сдал без напряжения и диплом получил.

Перестройка к тому времени вылилась в массовую эмиграцию. Уезжали многие, кто имел такую возможность. Я имел и уехал.


***

Эмиграция встретила меня обычным для всех перелётных (вернее перелетевших) птиц набором услуг, которые я мог бы оказать населению, чтобы иметь возможность иногда без тоски подходить к прилавку магазина.

Можно было мыть подъезды или посуду в ресторане. Я это делал (в ресторане) какое-то время, но после семнадцати часов непрерывного и тяжелого ежедневного физического труда в течение двух месяцев организм заявил решительный протест. Который он выразил в виде замены мочи на концентрированный раствор крови.

Можно было что-нибудь сторожить, но для этого в анамнезе вита требовалась служба в армии, каковой я осчастливлен не был по инвалидности.

Можно было страховать всё и всех от всего и вся, но сильным даром убеждения я никогда не обладал, хотя и являлся (являюсь?) по характеру занудой.

А можно было : быстро и без физического насилия над собственным организмом карьерно расти и фантастически богатеть, продавая уникальные продукты нового поколения здорового внутриклеточного питания, основанного на мудрости древних тибетских лам и гениальности современных аmеricanских учёных. Мимо этой американской фирмы с названием, напоминающим гербарий, засушенный в книжках, почти никто из вновь прибывших, так или иначе, не прошёл. Сейчас, конечно, у нас это может вызвать усмешку, но в 1991 году, вдалеке от границ бывшей советской Родины и в пределах границ новой, кто мог знать, что это такое?

Я честно употреблял в течение четырёх месяцев соответственно четыре коробки этого решения всех проблем бедного эмигранта. И действительно - похудел (хотя с моей комплекцией комара это было не слишком заметно), поздоровел и стал иначе относится к процессу поглощения и переваривания пищи. Но не благодаря чудесным свойствам продукта симбиоза мудрости и гениальности тех и этих, а скорее, как я потом понял, совсем другому. С этого другого и началось моё близкое и сознательное знакомство со здоровым питанием.

Прежде, чем начать продавать «это» ничего не подозревающим собратьям по смене отчизны, мне, как давшему в прошлом и навсегда самому себе клятву Гиппократа, необходимо было для очистки совести изучить не только приёмы успешного обмена «продукта» на валюту, но и сам продукт. Ибо сказано - «НЕ НАВРЕДИ». С этой целью я и ел его сам, и постарался как можно больше узнать о здоровом питании вообще.

Было интересно, почему одни активно худеют от «Гербажизни», другие - нет, а третьи худеют, но чуть-чуть и упираются в тупик, а четвёртые реально набирают вес при его нехватке. Настораживало, что при всём рекламном акценте на возможности есть всё и как прежде, «Травалайф» при этом рекомендует определённый режим и «желательно некоторые замены» в питании. Как действуют аналогичные продукты, гербаривые конкуренты? Почему адидасоподобный трилистничек претендует на уникальность, в чём она?

Пришлось вспомнить, что нам читали в родном ММСИ по общей гигиене, на лекции по альтернативным системам питания.

Был разгар перестройки и моды на Шелтона с Брэггом, а Шаталова водила по пустыне свои знаменитые марафонские группы. Поэтому лектор, видимо, сам не слишком рьяный поклонник Института Питания с его «расчётами калорийности пищи в зависимости от :», счёл возможным побаловать нас. Наивно полагая, что студенты ходят на лекции не только из-за боязни переклички и отработок.

Так же пришлось читать обо всех системах, о которых можно было прочесть на ещё одном родном языке, и, что хуже всего, - на английском, с детства неподдающемся укрощению, как мустанг-иноходец. И всё это пробовать воплотить в своём нестойком, но уже смирившимся с экспериментами организме.

Через месяцев шесть-восемь я уже окончательно запутался в самых затейливых диетах, существовавших и существующих от Ромула до наших дней на просторах от Москвы и до самых до окраин Третьей Планеты. А уж возможности пробовать на себе все эти гастрономические изощрения развитое капиталистическое государство давало почти неограниченные. Поэтому организм тоже окончательно запутался, не понимая, что от него хочет неутомимый в поисках хозяин.

Оказалось, что дело не в самом продукте, а в технике его применения. Всем, кто начинал истязать тело и очищать душу, заплатив большие для эмигранта деньги, рекомендовался, причем весьма настоятельно, особый режим. Особым он был для нас, а вообще-то являлся частью обязательного режима питания йогов и даосов. Уже только следуя ему, даже не урезая себя в ассортименте объектов чревоугодия, можно было немного похудеть и приободриться. А если вместо завтрака и ужина заливать в желудок взвесь чудодейственного порошка, проглотив перед тем не менее чудодейственные пилюли, которые большей частью проходят транзитом через организм, создавая чувство сытости, но не принося никакой пользы, то тут уж кто угодно похудеет. Короче говоря - режим и ограничение количества еды. И всё. Пилюли, шарики, порошки и прочая гордость дистрибьюторов оказались платным приложением к этим двум условиям.

Правда, некоторые из таблеток действительно оказывали какое-то действие, но определялось это не их чудодейственностью, а содержанием определённого вещества. Достаточно в фармакологии известного и обладающего вполне прогнозируемым и давно изученным действием.

Например, одна из пилюль, привносящая в нашу тяжкую поутру жизнь бодрость и лёгкость бытия, содержит травку гуарану. Которая в свою очередь содержит кофеин, правда, не в такой ударной дозе, как кофе. От него и лёгкость, и бодрость, и снятие бодуна заодно. Но ведь таблетка кофеина или какая-нибудь другая, его содержащая, в аптеке стоит гораздо дешевле. И уж если нужно взбодриться с его помощью, но в меньшей дозе, то покупай в аптеке за куда меньшие деньги, разводи в меньшей же концентрации и пей. А то ещё проще - заваривай кофе послабее.

Или также чудодейственное средство для поднятия мужской тяжести. Обещающее стопроцентный эффект или возврат денег. Если внимательно присмотреться к содержимому, меленькими такими буквами описанному на этикетке скромненько сзади, то можно увидеть, помимо «тибетских трав», обязательные составляющие банальных средств от импотенции. Которые там же в аптеке стоят так же дешевле. Покупай, плодись и размножайся, как завещано, к чему вся эта канитель с дистрибьюцией и всеобщей супервайзеризацией.

С коммерческой точки зрения понятно, к чему. Жить-то надо людям. Особенно при такой-то безработице. А другим необходимо чудо без обычной медицины, таблеток и неприятностей. Эдакая золотая рыбка из пруда без труда. А если уж одним позарез нужно, то у других обязательно появиться, закон рыночной экономики.

Такой же закон гласит, что если приходится с одного товара накормить не одного-трёх продавцов, а целую ораву в виде «прогрессивной многоуровневой сети», то товар многократно дорожает. Не создавать сеть тоже нельзя, иначе, как при личном убеждении доверяющих друзей и знакомых такие продукты не продашь. Каждый дистрибьютор делает счастливым своё ближайшее окружение, ну может быть ещё несколько десятков жертв, попавших на охоте в его цепкие когти. Дальше, в большинстве случаев, процесс не идёт. Поэтому нужен стимул работы, и нужны новые продавцы продукта. Единственный выход - создание сети. MLM - отличное решение проблемы продаж того, что не шибко расходится даже с мощной рекламной поддержкой. Это - гениальное изобретение современных маркетологов.

«Гербалайф» и ему подобные «ньюуэйфы», «санрайдеры», «паллады» и прочие, (имя им - «визионы»), - это средства для ленивых. Быстрый эффект на короткое время. Если человек действительно нуждается в помощи, то помочь ему сможет только он сам.


***

А как же диеты, древние и современные?

Завершать свой муторный пищеварительный титанический труд мне довелось уже в России. Оказалось, что научное обоснование многие древние методики получили также и здесь. За рубежом такие исследования тоже проводились, и намного больше наших, денег там на такие вещи не жалеют, но в переводном или общедоступном виде они мне попадались не часто.

Начнём с того, что большинство современных прогрессивных научно обоснованных диет, а таковых совсем немного, основаны на древних. Как обычно - хорошо забытое старое. (Я не говорю сейчас о периодически становящимися весьма популярными всяких французских или швейцарских диетах, диетах манекенщиц, жокеев, футболистов и ещё много кого и чего.)

Далее. Говорить о диете, точнее о системе здорового питания, отдельно не имеет смысла. Здоровое питание - неотъемлемая часть любой древних систем самосовершенствования и религий, будь то учение толтеков, йога, дао, буддизм, иудаизм, христианство или ислам. В каждой из них обязательно присутствуют рекомендации по питанию, постам, очищению. Очищению и физическому, и душевному. Значит, любой, кто решит хотя бы просто поправить здоровье, неминуемо придёт к необходимости духовного изменения. Иначе после некоторых успехов упрётся в тупик. Причём логическое объяснение этому не поспевает за «внутренними», духовными ощущениями. Которые неизбежно возникают, от них никуда не деться. Ровно, как и не описать словами в статье. Но подробная и добротная литература на этот счёт существует в изобилии.

Ещё далее. В результате может и не слишком долгого, но очень насыщенного событиями пути к жизни без оглядки на перспективу скорого её окончания, я пришёл к выводу. Который может показаться интересным (или, по крайней мере, просто утешительным) для тех, кто болен, депрессивен, необоснованно задумчив, или, наоборот, неадекватно реактивен, недоволен своей судьбой вообще или по какому-то отдельному пункту в частности.

Всё в этой жизни поправимо. И если Вы не знаете с чего начать - начните со здорового питания. Хотя бы будете лучше себя чувствовать.


***

Я, почувствовав себя немного лучше, захотел большего и рванулся к слабо объясняемым наукой явлениям. В экстрасенсов я к тому времени верил. Ещё до отъезда из России успел своими глазами увидеть немного чудес. В основном ясновидение в разных его проявлениях. За границей среди соотечественников оказалось много людей с паранормальными способностями. Не считая ещё и местных. Стремясь поближе познакомиться, я довольно быстро из пациента превращался в помощника. Тем более, что, работая журналистом, научился строчить рекламные статьи и ориентироваться в коммерческой эффективности тех или иных русскоязычных изданий. Это было необходимо многим кудесникам, которые чудеса сделали источником прокормления.

Чего я только не насмотрелся. Излечение от разных серьёзных заболеваний или лёгких недомоганий. Прочтение прошлого, описание настоящего (вместе с характером и потаёнными уголками души), довольно верное предсказание будущего. То же самое по фотографии или устному описанию, или даже простому упоминанию. Постановка диагноза, точного свыше анализов. Левитация - ну, не то, чтобы люди летали, как хотели, но от земли отрывались. Видение ауры в цвете (также и по телефону). Тяжёлые предметы (типа утюга), лежащие на ладони, повёрнутой к земле. Люди, под воздействием всяких эзотерических техник выворачивающихся наизнанку, совершающие акробатические пируэты, стоящие на голове, садящиеся в почтенном возрасте на шпагат, влияющие на события и людей в своей жизни, не вступая с ними в контакт и не предпринимающие никаких физических действий. Йогов, завязывающихся немыслимыми узлами и цигунистов, поднимающих автомобили или лежащих на остриях мечей. Прогулки по углям и много других ужасов. Удивительное я наблюдал либо рядом, либо лично участвуя в качестве подопытного кролика.

Я привык к волшебникам и волшебству. Поэтому если сейчас ко мне войдёт на задних ногах одетая лошадь и попросит пива с лимоном, то я не удивлюсь. Налью ей пива, и лимона не пожалею - о вкусах не спорят, даже не спрошу.


***

Будем считать, что предисловие закончилось. Поговорим о здоровом питании.

В наше время существует много разных названий. Раздельное, правильное, рациональное, здоровое, оздоровительное, целительное, целебное, исцеляющее. Причём под эти названия загоняются самые различные системы, порой друг друга исключающие. Та система питания, которой я придерживаюсь и рекомендую другим, на мой взгляд, заслуживает, чтобы называться здоровой. Лечит не питание, организм излечивается сам, но к здоровью она ведёт, это проверено.

Прежде всего, следует уточнить, какое питание предназначено человеку природой. Организм человека создан как система, находящаяся с природой в динамическом равновесии. В процессе социального развития человек только и занимался тем, что семимильными шагами от этого равновесия уходил. Чем дальше уходил, тем больше болезней и отвратительных черт характера у него появлялось.

Ведь в глубочайшей древности человек болел большей частью травмами. И убивал животных лишь из самообороны. А уж уничтожать друг друга малочисленным и выживающим только в коллективе людям и в голову не приходило. Можно сравнить, во что мы превратились к двадцать первому веку.

Достигни мы к изначального равновесия с природой, и остались бы из болезней у нас только редкие и мелкие травмы. Фигуры были бы у всех идеальные, а характеры - ангельские.

Но если прийти обратно к дарованной нам гармонии, увы, невозможно, то стоит попытаться хотя бы приблизится к ней по каким-то показателям. В питании это вполне достижимо.

Уже давным-давно считается, что человек по своей пищеварительной конституции - хищник. Этот утверждение строится на ещё более давным-давно проведённых исследованиях, которые были занесены в учебники и справочники, и с тех пор кочуют из поколение в поколение учебников, не вызывая сомнений. Однако современные методы исследований позволяют углубиться в проблему намного детальнее и тщательнее. Довольно долгое время никто таких изысканий не проводил. Зачем, если есть данные в учебниках, которые успели стать классикой? Пришло время и потребность в проверке настала. Ибо древние диетологи, судя по всему, человека хищником не считали.

Стали проверять со всей силой и мощью современной научной технологии. Количество параметров было намного большим, чем когда-то давным-давно, когда человека определили хищником. И выяснилось, что он - не таков по природе своей, а стал им в процессе превращения человеческого общества в современное. Коий до сих пор принято считать социальным прогрессом. Но во многих аспектах прогресс этот обернулся деградацией.

Установлено, что человек ближе всего не к плотоядным, а плодоядным животным. Всего-то одна буковка, а жизнь можно изменить к лучшему просто радикально.

Ещё древние не имели привычку смотреть на часы. За отсутствием таковых. Они ориентировались в сутках, месяцах и годах по солнцу, луне, звёздам, морю, деревьям, морщинкам на лице верной жены (жён), и никак не связывали своё существование с кремлёвскими курантами, Большим Бэном, «Касио» или «Ролексом».

Но, в отличие от нас, точно знали, когда лучше всего есть, когда медитировать, когда молиться, когда разбрасывать камни, а когда их собирать. Причём сомнений у них не возникало, ибо сроки определила природа, в согласии с которой они жили. В наши дни изучение этой очередной области хорошо забытого старого дало миру науку ритмологию. И её при достижении равновесия невозможно игнорировать.

Установив, что кушать и когда, необходимо решить - как? Легко прикинуть, чем пользовались наши уравновешенные прапрапра:, обрабатывая пищу. Даже ножей нормальных - и то. Только каменные. А к какому сроку жертва собственной доброты Прометей подарил им огонь, и сколько времени они после этого ещё осваивали инструкцию по его применению, никто точно не скажет. Но ведь дошли до нас из глубины тысячелетий какие-то нормы обработки еды.

И здесь рекомендации древних были строго, придирчиво и детально обоснованы. Это касается не только жевания 50-100-150 раз. Греть-не греть, чистить-не чистить, резать-не резать, всё учтено.

Не менее важно, что, когда и как пить. Предки и здесь нам помогли, оставив лишь задачу научно всё обосновать. Что, собственно, нужно только нам самим, чтобы выполнять их рекомендации со спокойной душой.


***

Не менее модно, чем здорово питаться в наше время здорово очищаться и голодать. Это проще и позволяет продолжать грешить чревоугодием сколько влезет: загадил организм - почистился, ещё загадил - поголодал. Вынужден разочаровать. Очищение и голодание без здорового питания к стойким положительным изменениям не приведут. А вот к отрицательным могут запросто.

Более того, эти не шибко приятные процедуры можно начинать проводить лишь после перехода к здоровой системе и достаточно долгого следования ей.

Тогда можно будет говорить об излечении от разных казалось бы неизлечимых заболеваниях. Какие-то пройдут сами, незаметно, для каких-то понадобятся ещё такие методики, как гомеопатия, фитотерапия (траволечение), пчёлы, пиявки, восточная рефлексотерапия, и мало ли чего ещё существует в наши дни и вполне доступно. Кому-то (а я бы порекомендовал это сделать хоть раз всем без исключения) не избежать полного голодания. Это очень ответственное и муторное мероприятие требует длительной подготовки, не менее долгого выхода из него, и может выбить из седла на срок от двадцати до восьмидесяти и более дней, включая выход.

(Ваш покорный проголодал под аккомпанемент стенаний родных и близких, которые заподозрили его в тяжёлой форме психического расстройства, двадцать шесть дней. В конце концов, денёк эдак на девятнадцатый, вызвали специалиста по лечебному голоданию, заведующего специализированным отделением одной из московских больниц. Доктор имел со мной длительную беседу, после чего заверил маму, которая уже неделю ходила с траурным видом: «Да успокойтесь, пожалуйста, коллега. Всё он делает правильно, не умрёт.»)

Зато и эффект поразительный - избавление от разной дряни вплоть до рака в неоперабельной форме. Я лично видел людей, для которых полное голодание явилось крайней мерой, последней надеждой. И она оправдалась.


***

У вас, уважаемые те, кто вынужден всё это читать, возникает справедливое раздражение: а где, собственно рекомендации по питанию? Слов много, прямо водопад, но только общих, а подробное руководство? Ради которого было так много сейчас прочитано, которым редактор жаждал заинтересовать читателя, и ради которого и заказал, доверчивый, статью о здоровом питании.

Увы! Это, к сожалению, оно же и к счастью, невозможно в рамках одной статьи. Здесь нужно всё подробно, нудно, контролируя и поправляя по ходу, не упуская из виду ни одного аспекта. По объёму это тянет на как минимум методическое пособие, а по времени - на многочасовой семинар. К пособию я ещё не вызрел, а семинар существует. И помогает.


***

А теперь можно поговорить и о детском воспитании.

Многие родители, желая добра детям, стараются приобщить их к здоровому питанию по принципу «сами-то уж ладно, в наше время этого не было, а вот дети пусть питаются, как для здоровья полезнее».

Ничего не выйдет. Если в первую очередь родители сами не придерживаются этой системы, дети большой пользы не увидят. Это первое.

Второе. Дети находятся в выигрышном положении. В наилучшем - новорожденные. Им не надо перестраиваться на резонанс с природой, им следует только не отходить от него. После материнского молока они должны начать здорово питаться и продолжать всю жизнь. При соблюдении прочих условий болеть и иметь существенные проблемы они уже не будут.


***

Я не знаю, от чего я выздоровел. От здорового питания, духовной практики, экстрасенсов, ци-гун, гомеопатии или от чуда. Я живу полноценной жизнью, у меня чистые анализы и отличное самочувствие. Если иногда и настигает грипп или насморк, так это не в счёт. Не в тот счёт, который вдруг начался много лет назад, когда я заболел. Тот счёт закрыт.

А детская мечта? Так ведь на то она и мечта, чтоб её воплощать, иначе разве мечта это, так, не мечта - пустая фантазия.

В тридцать два года я начал заниматься у-шу, стиль «вин чунь». И ловил такой кайф, вы бы знали, господа. Несмотря на то, что получалось с грехом пополам.

С возрастом приобщился к йоге, и стал её последовательным поклонником.

Воплощать мечты - это даже больше, чем кайф, это не объяснить словами, это можно только пощупать.

Чего всем искренне желаю.


Москва, 1999



обратно к списку статей

 



рецепты практические результаты наши партнёры

© Винников Леонид Иосифович
Использование материалов сайта возможно только с согласия автора.